Скрыть
Скрыть
Заявка на участие
Мы очень хотим, чтобы ваш проект победил! Пожалуйста, убедитесь, что сделали всё согласно нашим условиям.
Желаем Вам удачи!

Как студент из Астаны открыл социальное кафе для людей с особенностями развития

17.04.2018 – hommes.kz

Маулен Ахметов – парень из Астаны, студент Назарбаев Университета. Ему 21 год, и он успевает не только учится, но и активно занимается социальным предпринимательством. В прошлом году он открыл первое в Астане социальное кафе Kunde, в котором работают люди с особенностями ментального развития. Такая практика широко распространена в мире, но в Казахстане из подобных проектов пока что можно вспомнить только Training Café в Алматы. Меньше, чем за год, идея Маулена встретила огромный отклик – люди с нарушениями развития показывают хорошие результаты после социальной терапии, более того, одного кафе уже недостаточно для того, чтобы трудоустроить всех желающих. О том, как работа в Kunde влияет на состояние «особенного» персонала, Маулен рассказал в нашем интервью.

Маулен, для начала расскажите, почему вы решили открыть социальное кафе? Как у вас появилась эта идея?

Идея, на самом деле, не новая. Реабилитация психически больных людей с помощью трудотерапии, именно в кафе и местах общественного питания, практикуется во всем мире. Я знаю, что такие кафе есть в США, Турции, Украине, Китае. Чтобы понять специфику работы и перенять первичный опыт, я контактировал с социальным кафе Hugs в Техасе – меня очень вдохновил их подход к работе и отзывы общественности. А еще я был удивлен, узнав, что за год до нас в Алматы открылось Training Café. Я приезжал специально к ним, чтобы посмотреть, как это работает в Казахстане. А почему я задумался об открытии социального кафе изначально – потому что я учусь в университете, каждый день обедаю там, и в месяц трачу около 30-50 тысяч тенге на еду. Почему бы не тратить эти деньги с пользой не только для себя? Чем больше я об этом думал и изучал опыт других стран, тем сильнее было желание открыть социальное кафе в Астане.

С чего вы начинали? Ведь запуск социального кафе требует совсем иного подхода, чем открытие обычного заведения?

Мы очень долго отрабатывали план запуска. Только несколько месяцев у нас ушло на то, чтобы понять, какое помещение нам нужно, сколько людей мы сможем трудоустроить, как они будут взаимодействовать с клиентами. Последний пункт – ключевой, потому что персонал должен не просто обслужить гостей, им необходимо общаться. Первым делом я обратился в медицинский центр психического здоровья, который работает в Астане. Наладил контакт с директором центра – Ерболом Нурхатовым. Он очень прогрессивный человек, учился в Англии, видел, как проходит психосоциальная изоляция там и решил имплементировать технику лечения у нас. Насколько я знаю, ему понадобилось около шести лет, чтобы открыть этот центр, и, конечно, его консультация и помощь были очень ценными для нас. А с помещением нам помог Назарбаев Университет – администрация предоставила его на безвозмездной основе, мы всего лишь оплачиваем коммунальные услуги. У кафе есть отдельный вход со стороны улицы Туран. Вообще с этим помещением был казус – обычно оно служит гримеркой для Нурсултана Абишевича, когда он приезжает к нам в университет. Тем не менее, администрация выделила его нам.

Как вы ведете набор персонала, непосредственно работников с особенностями ментального развития? Сотрудничаете с медицинскими центрами?

Мы не занимаемся поиском персонала сами, как правило, ребят к нам приводят родители, родственники, и просят их трудоустроить. Отбором и реабилитацией занимается мой партнер, Асем Саттарова, медицинский психолог, с которой мы и начинали этот проект. А наш управляющий директор Динара Бозжигитова из школы гостеприимства Kammi занимается обучением работников и наймом персонала. Но перед тем, как начать работать в Kunde, человек должен встать на учет в психиатрическом отделении при медицинском центре психического здоровья Астаны, а также пройти обучение и трудовую терапию в центре социальной адаптации. Период терапии зависит от диагноза, и занимает от двух месяцев до полугода. И если человек после этого чувствует, что это его работа, хочет попробовать себя в сфере обслуживания, то наша команда психологов, медицинских работников вместе с родителями или опекунами решают, какая работа ему подойдет лучше всего. После этого человек может приступить к стажировке. И, конечно, при отборе мы смотрим на трудоспособность, на дисциплину. Претендентов на одно место у нас довольно много, поэтому мы выбираем тех, кто действительно готов работать.

То есть казахстанцы приходят к тому, что особенных детей не нужно изолировать от общества, наоборот, постоянное взаимодействие с людьми станет для них эффективной терапией?

Конечно! Это одна из самых распространенных моделей реабилитации людей с особенностями ментального развития в Европе, и меня радует, что сейчас и наше государство поддерживает такие социальные проекты. Реабилитация трудовой терапией заключается в том, что людей с инвалидностью не прячут дома и не пичкают таблетками, а целенаправленно учат жить в обществе, работать, добиваться своих целей. И все это бесплатно. Говоря бесплатно, я имею ввиду, что соцработники, психологи в таких кафе, в том числе у нас, работают в качестве волонтеров. Но благодаря тому, что наше кафе зарабатывает деньги, мы можем поддерживать нашу команду материально. Потому что большинство из них работают в госучреждениях, и зарплаты у них маленькие. Что касается трудовой социальной терапии, хотел бы добавить, что суть нашего проекта заключается не в том, чтобы помогать какой-то одной конкретной семье путем сбора средств, а попытаться решить проблему в корне. А проблема в том, что людей с задержками развития зачастую держат на койке, не показывают в обществе, в семье портятся отношения.

Сколько человек у вас сейчас работают, и какие у них обязанности?

Сейчас у нас работают 18 человек с нарушениями ментального развития, и еще 7 человек в штате – повар, кухработники и другие. Ребята-реабилитационники работают по четыре часа в сутки, оплату они получают почасовую. Некоторые из них уже могут увеличивать свой рабочий день до 6-7 часов, соответственно, и зарплата у них растет. Как я уже сказал, в плане обязанностей у нас индивидуальный подход к каждому сотруднику. Кто-то успешно справляется с работой официанта, уже может принимать заказы у клиентов, общаться с ними, обслуживать их, а кому-то лучше начинать с кухработника или посудомойщика, помогать поварам на кухне.

Маулен, можете сказать, насколько успешно кафе работает сейчас? Сколько посетителей в день у вас в среднем бывает?

Кафе Kunde рассчитано примерно на 50 посадочных мест, работаем мы с понедельника по пятницу. В основном к нам ходят студенты и профессоры Назарбаев Университета. На это и был расчет – во-первых, мы все-таки работаем в кампусе, в закрытом помещении, во-вторых, люди из города просто не успевают приезжать на обед, к примеру. Но скажу честно, мы были удивлены тем, как много студентов к нам ходит. Думали, что большую часть посетителей все-таки будут составлять преподаватели – все-таки они, в отличие от многих студентов, могут позволить себе обедать в кафе. Но оказалось, что студенты также готовы поддерживать социальный проект, что очень радует.

Влияют ли особенности развития сотрудников на качество обслуживания?

Конечно, влияют, ведь особенности у всех разные. Кому-то сложно запоминать заказы, кто-то не улыбается. А ведь это очень важно. Но дело не в том, что они не могут этого делать, а в том, что им требуется больше времени для обучения. Некоторых ребят мы по три месяца учим просто улыбаться людям. Ну, и со своей стороны, стараемся оптимизировать рабочий процесс. К примеру, сейчас у нас официанты не принимают заказы – клиенты делают заказ на кассе, а официант затем просто находит его по номеру стола и относит гостю. Но разница в обслуживании между обычными сотрудниками и сотрудниками с психическими нарушениями есть, и ее надо почувствовать или увидеть. Наши ребята очень искренние, они не могут врать или скрывать свои чувства. Если им что-то не нравится, могут сказать об этом, но всегда стараются обслужить человека как можно лучше, работают со всей душой. Все это благодаря работе наших тренеров, которые занимаются с ними каждый день.

Можете ли сейчас отметить, каких успехов достигают люди с особенностями ментального развития после работы в социальном кафе?

Да, как раз недавно наша команда психологов провела последний мониторинг, и ребята демонстрируют успехи. Во-первых, это увеличение рабочего дня. Как я говорил, они уже могут работать, не сильно уставая, по 7-8 часов. Во-вторых, у всех, кто проходит трудовую терапию в кафе, проходит нервозное состояние. Уже нет срывов, которые раньше случались довольно таки часто. У многих улучшился сон, это очень важно для людей с психическими заболеваниями. И, конечно, заработок. Почти для всех ребят, кроме двоих, это первая работа. Они приносят домой деньги, помогают семье. Если до этого кто-нибудь из родителей должен был оставить работу и ухаживать за сыном или дочкой, то теперь они свободны. Ребята не нуждаются в ежечасном уходе, приносят домой деньги и поддерживают родителей.

В этом году вы выиграли грант в размере 10 000 долларов от благотворительного фонда «Саби». Во что планируете вложить эти средства?

Да, это была наша вторая заявка на участие в конкурсе «Построй свой бизнес», и я был неимоверно рад, когда узнал, что наш проект прошел в десятку финалистов. Очень приятно, что мы выиграли грант именно как бизнес-проект, а не как социальный. На эти средства мы планируем приобрести печь для пиццы и другое оборудование, которое требуется в первую очередь.В ближайшее время мы будем расширяться – с наступлением летних каникул кафе будет пустовать, а желающих работать много. Поэтому нужно открывать новые точки в городе. Эту задачу мы будем решать в ближайшее время. Также мы планируем начать проведение кейтерингов, кофе-брейков, фуршетов. Это опять-таки возможность обеспечивать работой и практикой большее количество людей, и с другой стороны, таким образом, мы увеличим охват – о нас будут узнавать. Я хочу, чтобы казахстанцы понимали, что люди с задержками ментального развития – это не какие-то психи, запертые в смирительных рубашках. Это люди, которым просто сложнее учиться, но они стараются и могут стать профессионалами в своем деле. Мы обязательно будем оставаться на связи с фондом "Саби", чтобы делиться с ними своим опытом работы в социальной сфере.  

Каких результатов своей работы вы хотите добиться через год?

На этот год мы поставили следующие задачи. Первое – помочь ста семьям, в которых есть люди с развитием ментального развития, предоставить им психиатрическую, медицинскую и социальную помощь. На самом деле, таких семей очень много, и для каждой из них это индивидуальная трагедия. Они могут стать счастливыми и полноценными, если будут знать, что у них есть доступ к медицинским и социальным ресурсам. Во-вторых, наша амбициозная цель – открыть три точки Kunde. В-третьих, мы хотим трудоустраивать наших ребят, которые прошли хорошую практику у нас, в обычные рестораны, чтобы они работали наравне с обычными официантами. Это что касается Kunde. А вообще, сейчас мы работает над защитой прав инвалидов, проводим исследования и пытаемся решить множество вопросов, начиная от закупа лекарств до внесения поправок в закон о лишении дееспособности. Целей множество, я думаю, что именно комплексным подходом мы сможем решить часть проблем, имеющихся на сегодняшний день. 

Автор: Онель Китапбаева